Лина Галимгереева

Про нее часто можно услышать: «Стрижет как Бог!» Она – самый звездный мастер нашей республики, парикмахер с большой буквы. И с этим мало кто поспорит. Многие именитые мастера с гордостью рассказывают о тех временах, когда им довелось носить почетное звание ее ученика. Сегодня Лина Васильевна чаще бывает во Франции, а в солнечный Алматы приезжает в гости. В один из таких визитов она поведала нам о своих успехах, трудолюбии и о том, как важно для мастера учиться всю жизнь.
Блиц-опрос: 
Мечта детства – иметь куклу. Хобби – мои внуки. Самый невероятный поступок – выйти замуж за моего мужа. Чего вы боитесь – как и все женщины – старости. Личный рекорд в жизни – могу переделать прическу за 7 минут. Главная черта характера – открытость, доброжелательность. Что вас может раздражать – снобизм. Что выручает в сложных ситуациях – когда нельзя, но очень хочется, то можно! Считаете ли себя фанатом своей профессии – да. Ваши недостатки – могу преувеличить, приукрасить событие. Считаете ли себя эгоистом – да. Ваша цель – жить. Что стоит на первом месте: дом или работа – дом. Чем никогда не будете делиться – я, скорее, отдам, чем оставлю у себя. Самый необыкновенный подарок, который вам делали, – пачка чая на день рождения. Считаете ли себя патриотом – патриотом родины себя не считаю, я просто люблю Алматы. Главный поступок в жизни – мои дети. Что для Вас важно при общении с человеком – хорошее отношение ко мне. Склонны ли Вы к риску – еще как! Страдаете ли вы звездной болезнью – нет. Звезда это… – я не знаю, что такое звезда и не приемлю этого слова ни под каким соусом. Миром правит – красота. Самое важное в стрижке – точность.

C чего началась Ваша карьера? Почему Вы решили стать парикмахером?
Наверное, потому, что мне всю жизнь это нравилось. Я закончила НАРХОЗ, но ни дня не проработала по специальности. Училась параллельно в парикмахерской, и мне никогда не хотелось другой профессии. Моя мама была мастером, и когда я приходила в ее небольшой салон, меня все приводило в восторг – зеркала, запахи. Это и определило мой выбор.

Кто был Вашим первым учителем? Кому Вы больше всех благодарны?
Я благодарна всем, потому что учусь и по сегодняшний день. Даже несмотря на то, что уже не работаю за креслом, а обучаю молодых мастеров, которые, к сожалению, многого не умеют. Не буду скрывать, что прически из длинных волос – это мой конек. Сегодня никто из длинных волос толком собрать ничего не умеет. Есть парикмахеры, которые пытаются что-то сделать, и, судя по журналам, у многих неплохо получается. Но в основном они научились вытягивать волосы, выпрямлять, а настоящую школу получили не все.

Учились ли Вы когда-нибудь у иностранных преподавателей?
Нет, никогда! Я считаю, что наши мастера самые лучшие! Сейчас я по полгода живу во Франции – в Каннах и в Париже, и скажу, что люди там работают «от фонаря». У них нет техники стрижки. Знаете, как они стригут? Где увидели лишнее, там и сняли. У них нет никакой школы. Ни один американец или француз не сможет уложить жесткие казахские волосы. Поэтому я считаю, что наши мастера самые сильные. В Алматы много хороших парикмахеров, и молодых в том числе, и очень жаль, что многие из них не хотят учиться дальше. Остановились на чем-то, заработали какое-то имя, делают деньги... И все. А настоящий мастер должен не только знать основную школу, но учиться, учиться и учиться. Где бы я ни была – в Германии, Франции, Швеции, – я обязательно захожу в салоны и что-то для себя нахожу: то, чего я не знаю. Наверное, это правильно. Мне уже много лет, но, тем не менее, мне все еще интересно новое, чего не знаю, – покажите мне это! А наши мастера, к сожалению, например, не знают, что такое точные стрижки, не знают, что такое одуляция. А если и знают, то только поверхностно, и сделать ее они никогда не смогут.

Как появилось желание съездить за границу и поработать там?
На самом деле у меня там живут дети, и поэтому я полгода здесь, полгода там. Пока я не знаю, уеду ли насовсем. Но они зовут, а здесь нам с мужем вдвоем делать просто нечего. Поэтому мы частично переехали во Францию.

Расскажите об уровне иностранных мастеров и об отличиях в работе зарубежных и наших мастеров.
Об уровне я уже сказала – у них нет никакой техники. Но зато прически они делают великолепные! Я сейчас живу в Каннах, там преобладает пожилое население. Один из парикмахерских салонов находится недалеко от нашего отеля, я захожу туда регулярно. Прихожу с внуками и смотрю – что же они там делают?! Мастер так красиво причесывает! А стрижет плохо, я пришла в номер после стрижки и говорю мужу: «Достриги меня немного, мне не нравится». Французская публика, так же как и американская, немного другая. У них нет снобизма, как у наших звезд, они все улыбаются друг другу, они доброжелательны. И когда заходишь в салон, чувствуешь себя так, будто пришел домой. Все располагает. К сожалению, во многих наших салонах, кроме дежурной улыбки, ничего не могут, они не умеют до конца проследить клиента, а это очень важный момент. Ты получил с клиентки деньги, отвернулся, и она тебе больше не нужна. Там такого нет. Клиентку встретят, «обцелуют» со всех сторон, и точно так же проводят. Уделяют максимум внимания тому, как пришел и как ушел человек.

Что изменилось за эти годы? Каких целей Вы достигли?
Честно говоря, в своей области я достигла всего, чего хотела. Обучила множество учеников и продолжаю обучать мастеров, которые приходят ко мне просто так и говорят: «Научите!» Мне это очень нравится. Хочется вложить, отдать все то умение, которым я владею, мастеру, который пришел и так сказал. Их не так много, человек 5–6. Все они сейчас именитые мастера.
Сделала свои шоу, наконец-то провела три фестиваля. Это был очень тяжелый труд, просто титанический. Я была одна, все тянула на себе. Мне помогал только главный режиссер шоу. А все остальное приходилось делать самой. Целый год искали мастеров, пересмотрели всю «Академию Стиля», потому что уже мало кто делал свои показы, работы мастеров приходилось выбирать по журналу. Работали в основном молодые парикмахеры, но для меня было самым важным – чтобы они выступали, чтобы в их сознании произошел какой-то толчок. Ведь это творческий подход. И у каждого мастера должна быть такая творческая работа. Сделала эти три фестиваля и была счастлива. Побывала на конкурсах в сборной Союза, достигла всего, чего хотела. Сейчас хочу, чтобы мастера салона, в котором я являюсь руководителем, были действительно талантливыми.

Что Вам лично дает участие в конкурсных проектах? Вы предпочитаете салонную работу или участие в шоу?
Конечно, мне ближе шоу! Здесь даже думать нечего! Всякого рода показы, фестивали – мне это интереснее. Потому что мастер в такой работе раскрывается полностью, он показывает, что из себя представляет. За этим интересно наблюдать, это интересно судить. Салонная работа хороша, но я творческий человек. И сейчас, думаю, я могла бы что-нибудь придумать.

По какой причине Вы бы советовали участвовать в конкурсах?
Я бы никогда не посоветовала не участвовать. Потому что только дух борьбы определяет, каков будет мастер. Если мастер научился немногому и больше ничего не хочет, это просто ремесленник. Ему лучше тогда не работать, он испортит любую голову, испортит настроение клиенту. Надо двигаться только вперед, именно в этом случае можно достичь успеха.

Что играет главную роль в становлении профессионала – трудолюбие или талант?
Скажу так: парикмахер от Бога – это редкость. В основном это трудолюбие. В человеке должно присутствовать трудолюбие и желание быть лучше кого-то. Именно это подстегивает мастеров, заставляет их учиться, добиваться высот.

Не мешает ли ощущение славы, всеобщее признание дальнейшей работе?
Мне не мешает. Да и не считаю себя очень известным мастером. Да, я делаю. Но не для того, чтобы прославиться, а потому что мне хочется собрать всех парикмахеров воедино. Не чувствую себя звездой, а просто люблю свою работу. Очень порадовалась и была поражена, когда после 4-х лет отсутствия люди кинулись ко мне с объятиями, подходили, целовали и не отходили от меня весь вечер. У меня есть правило – не навреди людям, и все будет хорошо. Когда палки в колеса вставляешь молодежи и не желаешь видеть, что она талантливая, а хочешь выйти сам, – это плохо.

Что играет главную роль в становлении парикмахера как профессионала?
Трудолюбие. Только трудолюбие. Не понимаю выражения «парикмахер-стилист», как оно применимо к нашим мастерам. Стилистика – это когда ты полностью создаешь стиль клиента. А когда ты только причесал, покрасил, уложил волосы и сказал, что ты стилист… Для этого нужно иметь магазин одежды, косметики и обуви. Создается стиль. Но все почему-то называют себя парикмахерами-стилистами. Я не стилист. Вот Сережа
Зверев – стилист.

Можно быть великолепным парикмахером, но чтобы быть учителем – нужен талант. Как у Вас появилось идея преподавать?
Ко мне толпами приходили ученики из колледжа, техникума на практику. На протяжении всего этого времени вокруг меня всегда стояла толпа желающих учиться. Мои ученики обучались совершенно бесплатно, и всех любила абсолютно одинаково, потому что они были мне как дети. Я не так сильна в риторике, но всегда говорила: «Следите за руками, смотрите!» Потому что никакая теория не заменит практики. Да, теорию нужно знать обязательно, хотя сама многого не знаю. Но зато знаю наверняка на практике, как могу это сделать. Это долгие годы работы. Помню, как-то Сергей Шинкаренко попросил меня провести небольшой мастер-класс для своих учеников. Им нужно было посмотреть одуляцию прически из длинных волос. У меня времени было всего два часа, а клиентов было семь человек. У одной из них были длинные, густые волосы, для меня это была провокация! Такие волосы собрать за семь минут – это надо уметь. Клиентка сказала, что ей такого никто никогда не делал. А я ничего особенного не сделала – просто собрала. Но ей даже и этого не могли сделать мастера. И Сережа говорил: «Смотрите за ее руками, не смотрите ни на что – только руки, как это надо делать!» Очень благодарна Сергею и Юле, очень их люблю. Всех очень люблю. В их салоне существует парикмахерский дух в полном смысле этого слова – и творчество, и задумки, и очень хорошо подобранный коллектив.

Расскажите о казусе, связанном с вашей профессией.
Самый смешной – когда пришла моя подруга, а у меня в то время был ученик. Она говорит, что ей нужно покраситься. Отвечаю: «Да запросто, как раз моему ученику нужно поучиться. А я буду стоять рядом». Вижу, что он развел что-то не так. Он ее красит, а от головы идет дым. Говорю: «Не обращай внимания, у тебя несколько прядок отпадут». Она подумала, что я шучу. Но я-то видела, что идет дым столбом. Он перепутал – насыпал соды вместо супры. У нее благополучно отвалились все прядки. Это было очень смешно! Она сказала: «Я тебе так верила!» А я говорю: «А я тебя и не обманывала. Сказала, что у тебя отпадут волосы. Что и случилось».
Еще один курьезный случай. После подготовки к чемпионату на Кубе у моей модели тоже отвалились волосы. По самый корень! Бедная Наташа! Это было не смешно, потому что я полгода над ней издевалась: красила, лечила, делала прически. И волосы не выдержали. Упали.

Что для Вас самое главное в работе?
Понять то, что хочет клиентка, предложить то, что можешь ты, и получить результат, которого хотели мы обе. Это самое главное. Часто бывает так, что клиентка хочет одно, ты ей предлагаешь второе, а в итоге получается что-то третье. Клиент недоволен. А когда тандем произошел, работа будет сделана отлично.

 

Что самое важное для мастера в работе с клиентами? На что следует обращать внимание?
Самое важное – доброжелательность. Нужно любить клиентку, какая бы она ни была, во что бы она ни была одета, обута.
Как-то я зашла в бутик (это было зимнее время), искала мужу костюм к свадьбе дочери. Я была одета в какие-то спортивные штаны, обычную куртку. Мне понравился костюм, но продавец сказала: «Ой, нет, он очень дорогой!» Она подумала, что у меня нет денег. А я из вредности сказала: «Именно этот костюм и куплю!» А потом добавила: «Как вы можете! Откуда вы знаете, сколько у меня денег, чем я занимаюсь?» Она очень долго извинялась, подарила мужу рубашку, пояс, лишь бы я забыла этот инцидент. То же самое советую нашим мастерам: как бы ни выглядела клиентка, сделай из нее королеву!

Что помогает сохранить рабочий настрой? Где Вы черпаете вдохновение?
Для меня это природа. Я живу в красивейшем месте, на Бутаковке. Утром просыпаюсь, открываю окно – а там такая красота! Кудрявые рощи, осинки, березки. Образы приходят сами собой, особенно если это происходит перед показом. Когда я вижу некрасивую, неухоженную женщину, моментально представляю, какой она могла бы быть. Это очень подстегивает.

А бывает, что Вы приходите на работу не в настроении? Что помогает сохранить позитивный настрой на протяжении дня?
Тогда не иду на работу. Не знаю, что такое плохой настрой на работе, я этого не понимаю! Если ты пришел на работу, все нужно делать с настроем. Но если чувствую, что не смогу творить, говорю своим клиентам: «Давайте сегодня просто уложу, стричь и красить не буду». И они понимают, о чем речь. Это бывает крайне редко. И своих девчонок всегда учу: «Думайте, как лучше сделать, чтобы клиент пришел еще раз». Ведь он может прийти и уйти. Многие сейчас жалуются, что нет клиентов, они есть, просто их нужно заработать.

Что для Вас идеальная рабочая обстановка?
Рабочий шум. Кто-то должен рядом что-то делать. Но нешумно. Терпеть не могу, когда громко общаются с клиентом, кричат друг на друга. Хотя по большей части работала в своем кабинете, тет-а-тет с клиентом, это очень хорошая атмосфера, мы можем и поболтать, и кофейку попить. Эта обстановка самая хорошая.

Были ли у Вас конкуренты?
В мои молодые годы была мастер Галя Акулова. Ее сейчас уже никто из молодых не знает. Она была звездой. И если мы выступали на конкурсах или показах, то всегда было так: либо она первая, а я вторая, либо наоборот. Все время конкурировали. Но мы были подругами. Это была здоровая конкуренция. Я у нее многому училась, потому что она – прекрасный мужской мастер. Она делает работу, а я говорю: «А я сделаю вот так!» Или делаю я, а она говорит: «Смотри, а я по-другому».

А как Вы считаете, здоровая конкуренция среди мастеров помогает развиваться или, наоборот, тормозит рабочий процесс?
А разве сейчас есть здоровая конкуренция? Скажу прямо, мне трудно ответить на этот вопрос. То, что я вижу сейчас среди звезд, – это либо плохо скрываемая зависть, либо плохо скрываемая ненависть. Они не любят друг друга. Очень болезненно относятся к тому, что одного хвалят, а другого ругают. Считаю, что это неправильно. Если мастер достиг высот, он должен постоянно ставить перед собой высокие цели. А если он добился чего-то и считает себя лучшим – это плохо. В моей жизни такого не было. Что-то не так пошло в этом мире. Все считают себя звездами.

Как Вы относитесь к стереотипам?
Это зависит от самого мастера. Его можно научить классике, а она всегда востребована. Очень жаль, что сейчас нет классической школы, когда ты умеешь все. А что не умеешь, тому доучиваешься. Сейчас много похожих мастеров. Они умеют только одно либо только другое. Но думаю, молодые научатся, у них для этого есть голова. Учиться нужно каждый день!

Что для Вас является табу в работе?
В работе никогда не допускаю грубости и лжи. Я этого не приемлю ни в жизни, ни в рабочем процесс. Не позволяю себе никогда быть грубой, даже если клиент недоволен. Можно всегда выйти из этого положения по-другому – не нагрубив, не нахамив. Честно говоря, у меня недавно работали две молодые девушки, которых мне пришлось уволить только из-за того, что они были грубы с посетителями. Распрощалась с ними без сожаления. Потому что такое поведение недопустимо в сфере обслуживания.

Есть ли причины, по которым Вы можете отказать клиенту в обслуживании?
Да. Если у него голова полна насекомых, я бы ему точно отказала (смеется). Неадекватное отношение ко мне как к мастеру. Терпеть не могу, когда унижают мастеров. И какой бы высоты полета не был человек, он не имеет права оскорблять парикмахера. Да, мастер может что-то не уметь. Но оскорблять и унижать – я это пресекаю.

Не хотели бы Вы попробовать свои силы в другой сфере?
Хочу. Сейчас я пишу книгу. Но это не самое заветное желание. Очень хочу научиться рисовать. Но у меня нет на это времени – утром рано ухожу, а когда возвращаюсь, там уже не до красоты, которую вижу вокруг.

А никогда не возникало желания все бросить и уйти в совершенно другую профессию?
Никогда! Я патриот, очень люблю свою профессию, очень по ней скучаю. Даже когда долго не работала, почти четыре года, мне часто снилась работа. Я причесывала, проводила шоу, показы. Очень люблю свою работу и ни на какую другую ее бы не променяла. Хотя в молодые годы хотела стать журналистом, и если бы определилась в этой области, думаю, была бы одним из лучших. Я в этом уверена.

На каком уровне Вы оцениваете казахстанскую индустрию красоты?
Я не судья. Не могу дать оценку. Но то, что работают неплохо – да, стараются – да. Это вижу. У нас много компаний, которые стараются что-то сделать для индустрии. Хотя уже много раз говорила об этом. Если взять любую краску, формула у нее одна. И как ее ни преподноси, она не меняется.

Вы являетесь руководителем салона. Существует ли иерархия в коллективе, или Вы считаете ее неприемлемой? Как должен работать руководитель?Он должен быть другом мастеру. И когда мастер поверит, что ты для него стараешься, что ты для него хочешь что-то делать, обучать, платить хорошие
деньги, – тогда все хорошо. Но если ты видишь в мастере только продукт зарабатывания денег, ничего хорошего не получится. И потом, у каждого мастера свое мнение, с ним нужно считаться.

Вы являетесь руководителем салона. Существует ли иерархия в коллективе, или Вы считаете ее неприемлемой? Как должен работать руководитель?
Он должен быть другом мастеру. И когда мастер поверит, что ты для него стараешься, что ты для него хочешь что-то делать, обучать, платить хорошие
деньги, – тогда все хорошо. Но если ты видишь в мастере только продукт зарабатывания денег, ничего хорошего не получится. И потом, у каждого мастера свое мнение, с ним нужно считаться.

Как Вы считаете, руководителю необходимо иметь свой кабинет, или нужно работать вместе с другими мастерами? Как предпочитаете работать Вы?
Руководитель салона должен заниматься чем-то одним: или руководить, или работать. Когда это в одной куче, ни то и ни другое не может быть в полной мере выполнено хорошо. Сейчас открылось много салонов, где работают люди, абсолютно ничего не понимающие в этом деле. В конечном итоге они закрываются. Поэтому уверена – каждый должен делать свое дело.

Какими качествами должен обладать руководитель, чтобы его салон имел успех?
Требовательность, дисциплинированность, доброжелательность по отношению к мастерам, умение обеспечить мастера всем необходимым для его работы, умение ладить с коллективом, умение видеть новое, смотреть дальше. Терпеливость.

Как Вы регулируете отношения в коллективе?
Я их просто бью (смеется). Когда пришла в салон, в котором работаю сейчас, сразу сказала: «Ребята, ни с кем ругаться не буду. Кому не нравлюсь – уходите сразу. Кто не любит дисциплины, будет постоянно опаздывать – с теми я распрощаюсь. Один раз говорю, на второй увольняю». Люди должны уметь дорожить и своим, и моим временем. Другое дело, если человеку надо куда-то уйти или он стоит в пробке и чувствует, что опаздывает. Позвони мне и скажи – я там-то, скоро буду. Но когда он приходит вместо 10 часов к 14 – это откровенная пощечина. Не хочешь работать – и не надо. На твоем месте двести, я всегда так говорю. Я строгий руководитель, но в то же самое время их всех очень люблю.

Кого бы Вы взяли в салон – мастера-креативщика, не имеющего образования, или человека с образованием, но работающего строго по классике?
Мне был бы интересен креативщик. Мне вообще интересны творческие люди, я их обожаю! Когда я вижу, что человек старается, делает – пусть даже ерунду, пока не понимая, что именно выйдет, но творит, он мне будет интересен. И в салон стараюсь подбирать таких мастеров, которые хотели бы где-то участвовать, что-то делать. Совместная работа должна быть интересна и мне, и им.

Как Вы повышаете свой профессиональный уровень?
Для этого существуют различного рода семинары. Необходимо ездить везде, даже если ты в отпуске, заходить в различные салоны и смотреть, что там делают. Мне всегда это интересно, где бы я ни была.

О чем Вы сожалеете?
Сожалею, что отказалась от предложения, от которого невозможно было отказаться! В свое время мне предлагали остаться в Москве, в школе Долорес, но я отказалась. В тот момент для меня были дороже дети. Они у меня всегда стояли на первом месте. Не жалею, что посвятила это время детям, но жалею, что отказалась от этого предложения только из-за того, что необходимо было переселять их в Москву.

Как семья относится к Вашей профессии?
Прекрасно! Они мне всячески помогают. Даже во время последнего фестиваля дочь присылала мне по Skype прически, визаж, чтобы я посмотрела, как это делается там. Они помогают мне словом и делом.

Что бы Вы могли посоветовать начинающим парикмахерам?
Будьте творческими людьми. Не зацикливайтесь на себе, а зацикливайтесь на работе. Чтобы она была единственным, что вы в этой жизни хотите сделать. Участвуйте в конкурсах, показах, стремитесь к чему-то!

Расскажите о тенденциях на ближайший сезон.
На мой взгляд, у нас опять перестали выпрямлять волосы. Появились химические завивки. Сейчас снова в моде стиль 70–80-х годов, высокие прически. Поэтому я обучаю новых мастеров умению делать прически из длинных волос.
 

Беседовала: Полина Чепурнова

Академия Стиля - В мире индустрии красоты COPYRIGHT © Since 2003