Рахим Масимов

За плечами у него многолетний опыт и талантливые ученики. Его дочери пошли по стопам отца и тоже стали частью индустрии красоты. Жена – надежная опора и партнер. Работа – смысл жизни. Рахим поделился своим опытом и рассказал о том, с чего все началось
Блиц-опрос: 
Мечта детства – быть независимым. Хобби – активный образ жизни. Самый невероятный поступок в жизни – сложно сказать. Чего Вы боитесь? – Всегда боюсь что-то не успеть Личный рекорд – еще не достиг. Главная черта характера – умение слушать и находить компромисс. Что Вас может раздражать? – Когда одно и то же повторяешь несколько раз. Считаете ли Вы себя фанатом своей профессии? – ­Уверен в этом. Ваши недостатки – вспыльчивость. Считаете ли Вы себя эгоис­том? – Нет. Ваша цель – добиться чего-то большего в этой жизни. Что у Вас стоит на первом месте: семья или работа? – Семья. Чем Вы никогда не будете делиться? – Обычно делюсь всем. Самый необычный подарок – поездка в Санкт-Петербург. Считаете ли себя патриотом? – В какой-то степени да, были предложения уехать за границу, но что-то удержало. Самый главный поступок в жизни – открытие собственного бизнеса. Страдаете ли Вы звездной болезнью – нет. Звезда – это эйфория, за которой следует падение. Миром правит любовь и доброта. Самое главное в стрижке – внимательность и позитив.
С чего началась Ваша карьера?
– Как все начинающие мастера я отучился, работал. Потом был первый местный конкурс, потом, в 1983 году, – всесоюзный. По результатам этого конкурса меня отправили на обучение в город Львов. В 1986 был второй всесоюзный конкурс, а в 1989 – третий, между ними был один международной конкурс в Польше. 
 
Кто был Вашим первым учителем?
– Светлана Долбаева. Она по сей день работает в «Тысяче мелочей». 
 
Кому больше всех Вы благодарны?
– Судьбе. Нужно уметь оказаться в нужном месте в нужное время. В то время, когда я начинал, все это было новым. 
 
Была ли возможность учиться у иностранных мастеров?
– Была. Тем более что раньше большинство проводимых семинаров были бесплатными. Мастера сами приезжали к нам, например, Артур Пашкевич из Польши… Я вот до сих пор поддерживаю связь с Луисом. 
 
Что изменилось за эти годы, каких целей Вы достигли?
– Хорошая черта человека – всегда оставаться неудовлетворенным полученными результатами. Я всегда говорю своим учениками: если вы чувствуете, что уже все умеете и лучше уже не бывает, значит, вы достигли своего пика. Однако такого не бывает, профессионал всегда должен хотеть узнать больше. В разное время у меня были разные учителя. И у каждого я старался научиться большему. Помню, однажды, на одном из обучающих семинаров, мы спросили у преподавателя: «Вот вы обучаете нас, а у кого учитесь сами?» На что он ответил: «Я каждый день вижу вас и ваше мастерство». 
Когда я только начинал и работал в общем салоне, видел мастерство других парикмахеров и развивался. Потом, по просьбе клиентов, меня перевели в VIP-зал. Проработав там некоторое время, понял, что деградирую, поэтому и вернулся в общий. Наблюдая теперь за своими учениками, я нахожу для себя что-то новое.
Также очень важны конкурсы. Нужно обязательно принимать в них участие, а если не получается, то хотя бы посещать и наблюдать за работой других мастеров. Это личностный рост в первую очередь. 
Помню, в 1985 году тут проходил конкурс. Выполнялись прически, как про них тогда говорили, «взрыв». Кричащие, вызывающие, в советское время не каждый осмелился бы на такую. Что удивительно, у нас выполнение такой причес­ки отняло бы один-два часа, а у тех мастеров всего 15-20 минут. Я тогда постарался все положительные стороны этой техники впитать в себя и улучшить.
 
Были ли у Вас конкуренты?
– Я со всеми поддерживаю хорошие отношения. Здоровая конкуренция очень важна, она всегда будет подстегивать тебя сделать лучше, саморазвиваться, стремиться к большему. Если к нам приходит мастер и просит работу, мы звоним в салон, где ранее он работал, и обсуждаем с администратором этот вопрос. В большинстве случаев администратор предпринимал меры, и мастер оставался на прежнем месте. 
Когда я только открывал свой салон и набирал мастеров, моя ученица, хороший парикмахер, побоялась идти в неизвестный новый салон, поэтому пошла в уже проверенный, с хорошей репутацией. Сейчас она готова перейти работать ко мне. Но за этот период у меня с хозяином того заведения сложились хорошие отношения, поэтому я против, чтобы такой профессионал покидал его. 
 
Как появилась идея преподавать?
– Если есть спрос, должно быть и предложение. Также и с парикмахерской. Когда я ее открывал, у меня было всего трое учеников. Я предпочел взять мастеров без имени. Были друзья, но переманивать их к себе я не мог. Испортил бы отношения с хозяевами других салонов. 
Я горд за своих учеников. Они выросли, и каждый выбрал свой путь. Некоторые из них открыли салоны за рубежом. С супругой Зухрой мы до сих пор со всеми поддерживаем отношения.
 
Были ли моменты, когда Вы спрашивали совета у своих же учеников?
– Да. Я считаю, что стесняться не нужно. Например, пришла ко мне однажды клиентка, я пригласил своих учеников, и мы устроили некий консилиум, как хирурги перед операцией. Абсолютно без стеснения я поинтересовался мнением своих учеников. Допустим, я вижу на клиенте определенный цвет, зову колориста. Она осматривает, затем говорит: «Нет, с этого цвета мы не получим тот, который выбрали вы». Ведь, глядя на картинку, хочешь получить именно то, что видишь. Но хотеть – одно, а делать – другое. Определенный процесс порой может повредить волосы. Тогда уже вместе мы рассматриваем другие варианты. И пытаемся объяснить клиенту, что трудоемкий на первый взгляд процесс может быть легок в повседневном применении. Так что это совершенно нормально – просить совета у своих же учеников. 
 
Если клиент выбирает образ, который явно ему не подходит, станете ли Вы убеждать его выбрать другой или сделаете то, что он просит?
– Были такие случаи. Еще 15 лет назад в салоне «Тысяче мелочей» женщина пришла на маникюр, а я вижу, что ее образ ей не к лицу. Тогда я обратился к нейл-мастеру и попросил ее предложить клиентке поменять образ. Просто если бы я напрямую обратился к молодой женщине, она восприняла бы это неправильно. Могу сказать, что в 50% случаев клиент соглашается. 
Бывают случаи, когда во время работы мастера я вижу некоторые недочеты. Стараюсь аккуратно повлиять на ситуацию. Отзываю мастера к телефону и объясняю ему свою точку зрения. Если он готов, то может изменить прическу, если нет, то предоставляет мне исправить ее. 
 
Что для Вас идеальная рабочая обстановка?
– Ничего идеального в жизни нет. Поэтому идеальность рабочей обстановки напрямую зависит от того, насколько довольным от вас уйдет клиент. Нужно уметь выслушать и внушить доверие, показать свой профессионализм. 
 
Если Вы приходите на работу в плохом настроении, сказывается ли это на клиентах?
– Нет, ни в коем случае! Всегда вспоминаю своего отца, который учил меня: какое бы ни было настроение, нельзя отражать его на окружающих. 
Позитив помогает сохранить полный зал (смеется). Когда захожу в салон и вижу, что у нас много клиентов, настроение сразу же поднимается, и окружающие замечают это. Также помогает то, что сейчас я могу проводить больше времени со своей семьей. 
 
А как семья относится к Вашей профессии?
– Положительно. Старшая дочь окончила вуз по специальности «менеджмент» и теперь работает администратором в моем салоне. Младшая защищает диплом по специальности «Международные отношения». Но при этом успевает принимать участие в небольших конкурсах. Совсем недавно съездила в Санкт-Петербург. Когда она еще училась в восьмом классе, я ей подарил первые ножницы. Тогда она стригла кукол, а сейчас уже стрижет подруг, однокурсников. Ей очень нравится это ремесло. 
 
Что бы Вы посоветовали начинающим мастерам?
– Сейчас век информации. Интернет, телевидение, журналы  пользуйтесь ими. Не ленитесь, обогащайтесь. Любой парикмахер, который не подпитывает регулярно свои знания в течение 5 лет, – пенсионер. Учитесь, учитесь и еще раз учитесь! 
 
Беседовала Алина Икласова

Академия Стиля - В мире индустрии красоты COPYRIGHT © Since 2003