Александр Цой

Есть люди, с детства мечтающие стать известным стилистом, парикмахером, а есть те, которых профессия находит сама. Про таких говорят – талант от Бога. Александр Цой – парикмахер, имя которого в кругах индустрии красоты говорит само за себя. Проработав более чем в пяти странах мира, набравшись опыта у зарубежных мастеров, он вернулся на родину с новыми идеями. Неповторимый в своей работе, Александр создает великолепные фэшн-шоу и шедевры на головах моделей. Он из тех людей, которые не нуждаются в представлении, стиль которых вызывает восхищение и заставляет клиентов возвращаться снова и снова.
Блиц-опрос: 
Совершил много невероятных поступков, поскольку считает себя очень непредсказуемый человеком. Личный рекорд в жизни – стрижка с укладкой за 4 минуты, и коллекция из 19­-ти моделей за 45 минут. Табу для него - ложь, обман и спиртное. Главная черта характера – целеустремленность. На вопрос : "Что выручает в сложных ситуациях?", отвечает: "Я думаю о том, как бы поступил Алексей Чжен". Считает себя фанатом своей профессии, а своими недостатками называет требовательность и чистоплотность. Называет себя эгоистом. Любимое изречение – век живи, век учись. На первое место в жизни ставит собаку и помнит необыкновенный подарок от мамы - букет любимых гладиолусов на своем показе. Склонен к риску. В отличие от общественного мнения не страдает звездной болезнью. Звездой называет того человека, который чего­ то достиг, идя к цели, не останавливаясь перед какими то препятствиями. Человек может стать звездой только достигая. Уверен, что миром правит любовь, а в стрижке самое важное выдерживать стиль!

Александр, как Вы встали на творческий путь?

С детства я всегда хотел творчески себя реализовывать. Но отец был против, и всегда старался меня направить в техническую или химическую специальность. По образованию я – юрист. Вернувшись из армии, долго не мог себя определить, перепробовал множество специальностей. Мне все быстро надоедало, я приходил на очередное рабочее место, достигал определенного уровня и, потеряв всякий интерес, уходил. На каждой работе я задерживался не больше шести месяцев. Потом решил поступить в пединститут на музыкальный факультет (у меня было музыкальное образование). К вокальному экзамену подготовиться не успел и завалил его. От нечего делать я пошел в дом быта в парикмахерскую. И самым удивительным было то, что я, в конечном итоге, пришел туда, куда хотел. Помню, в детстве мама просила меня причесать ей голову и всегда говорила: «Сашка, ты будешь превосходным парикмахером». Получается, она мне и напророчила эту профессию.

Вы часто работаете с иностранными мастерами. Кто Вам запомнился больше всех?

Сегодня у меня очень бурная жизнь в плане творческой деятельности. Я много видел, со многими работал. Последний раз, побывав в Барселоне, я поработал с великолепным технологом, арт­директором компании Lakme  Видал Карлосом, от которого получил очень хороший позитив. Ранее Видал сотрудничал со школой LLanqueros, а сегодня его семинары открыты для всех желающих обучиться новым технологиям и вдохновиться свежими идеями. Именно после работы с ним я как будто заново родился и снова влюбился в свою профессию. Это человек, от которого я получил огромный заряд. На сегодняшний день я являюсь креативным партнером, технологом  компании «Lakme cosmetics» в Казахстане.

Расскажите о ваших первых учителях

Есть несколько человек, которых я никогда не смогу забыть: девушка по имени Марта, в городе Атырау. У нее была сильная Львовская школа. Я какой­то период времени стоял возле нее. Подглядывал. Считаю, что таких мастеров, как она, на данный момент нет. В моей жизни также бывают случаи, когда общение сначала «на ножах», а потом этот человек становится твоим хорошим учителем. С Калашниковой Верой Владимировной – еще одним моим учителем – случилось именно так. Случайно мы поругались с ней в салоне, а потом она оказалась моим основным наставником. По приезде в Алматы я познакомился с Бахытгуль Насыровой, которая воспитала и корректировала меня в работе. Вера Владимировна меня создала, а Бахытгуль Насырова шлифовала мои работы. Им двоим я очень благодарен.

С кем из мастеров Вы хотели бы поработать?

Достойных мастеров у нас много, и все они, как правило, уже нашли свою нишу в жизни. Моя политика такая: век живи – век учись. Я не смотрю на статус мастера и его дипломы, и если есть чему поучиться, я с удовольствием это делаю. Я учусь даже у своих учеников.

Что изменилось с момента Вашего появления в индустрии красоты? Каких высот Вы достигли?

Я считаю, что Бог меня оберегает. Направляет, ведет. И я часто слышу от своих клиентов  «Вы – парикмахер от Бога». Я без фанатизма, но часто думаю о том, что именно Он направляет меня работать на какие­то большие проекты. Первым из них был «Мисс Прикаспия», после которого я поймал драйв. Это уже своего рода адреналин, когда не можешь без творческих работ и проектов. Я себя не отношу к категории конкурсного мастера, я себя отношу к категории подиумного мастера. Я люблю делать шоу и получать удовольствие от этого. Соответственно, видеть свою работу, творения. Когда я выставляю коллекции, я по большей части воплощаю свои фантазии и работы, которые не могу воплотить в жизни. При всем при этом я слушаю какую­нибудь определенную музыку, которая помогает мне создать мои образы.

Александр, Вы родом не из Алматы. Почему выбор пал именно на этот город?

На самом деле – совершенно случайно, меня могло бы и не быть в этом городе. Обучившись, я собрал вещи и решил ехать в любую столицу. Пришел в авиакассы и попросил билет до ближайшего большого города – Москвы, Киева. Билеты оказались только до Алматы.

Что играет большую роль в Вашей профессии – талант или трудолюбие?

Когда ко мне приходят люди и говорят «я хочу обучиться», я всегда сначала приглядываюсь к человеку, а потом делаю какие­то выводы. Все­таки если в человеке есть талант, то все будет. Бывает, что человек занимается с утра до вечера, работает, а у него не получается, потому что не хватает именно какого­то видения, внутреннего чувства, таланта к этой профессии.

С какими сложностями Вам приходилось сталкиваться?

К жизни я отношусь так: мы сами себе создаем проблемы – их, как таковых, нет. Были такие моменты, когда люди просто вели себя оскорбительно или некорректно, но, с другой стороны, я понимал, что это был тот самый «пинок», который помогал мне расти дальше.

В сфере красоты всегда присутствует конкуренция. Как Вы к ней относитесь? Были ли у Вас конкуренты среди наших мастеров?

Честно говоря, нет. Но в Алматы был период, когда в каждом доме открывался салон красоты, и мастера испуганно бегали и говорили: «Что мы будем делать?». На что я отвечал: «Чего ты боишься? Разве ты плохой мастер?». Я конкуренции никогда не боялся, и ее, по сути, как таковой – нет. У каждого из нас свой почерк, и в любом случае, в какой бы салон ни пошел клиент, 30 процентов остаются, 70 процентов возвращается. Я для себя не вижу конкурентов, я ни для кого не конкурент; скорее, я отношусь к той категории людей, которые идут сами по себе. Я всегда рад помочь молодым мастерам, которые обращаются ко мне за помощью. Свои знания я с собой никуда не унесу, а хранить, как Плюшкин, не собираюсь. Лучше поделюсь и буду рад, что наши мастера станут поднимать свой уровень.

Что для Вас самое важное в работе с клиентами? Каким видите идеального клиента?

Для меня самое важное – человеческое общение. Клиенты для меня все идеальные. Мои клиенты, независимо от своего статуса, положения, не смотрят на салон, они идут только за мной. Были моменты, когда я снимал кресло в какой­нибудь «шаштаразке», а люди все равно шли. И они ходят по сегодняшний день, и не один год. Однажды я уезжал на год, а они все равно преданно ждали. Я им очень благодарен за это.

По какой причине Вы можете отказать клиенту в обслуживании?

Как только человек добивается чего­либо в жизни, он начинает из себя что­то строить. Вплоть  до того, что у него появляется определенная власть, и он думает, что эта власть распространяется на всех. Если человек во время работы начинает говорить  мне неуважительные вещи, даже угрожать, я спокойно могу снять передник и отказать в работе. Человеческие отношения – они самые главные.

Александр, Вы много работали за границей. Есть ли разница в работе между нашими мастерами и иностранными?

Да, я работал с мастерами из разных стран, но я смотрю не на то, где кто хуже, где лучше, а на то, чему и у кого можно поучиться. Я беру какие­то определенные техники – будь то стрижка, укладка, или прическа – и вношу самое лучшее в свои работы. Нельзя сказать, что там лучше, а тут хуже – такого нет. По сути, во всех странах работают одинаково: есть мастера сильные, а есть слабые. Лично для себя считаю, что японцы в работе с волосами азиатского типа превзошли всех остальных. При работе с таким сложным волосом они добиваются отличных результатов и в окрашивании, и в стрижке. Ну и, конечно же, Tony & Gay. Четкость, ничего лишнего. Верное направление.

Есть ли необходимость нашим мастерам проходить подготовку за границей, или мы справляемся собственными силами?

В нашей профессии всегда узнаешь что­то новое, чему­то учишься, несмотря на многолетний опыт. Независимо от того, из какой страны человек, в каждой – своя климатическая зона, своя структура волос и свои методы работы. Тебе всегда будет, чему поучиться. В Эквадоре я научился вытягивать волосы – влажная климатическая зона, кудри. В Казахстане – поле непаханое. Мастера из различных стран сильны каждый в чем­то своем. Поэтому такой опыт всегда ценен.

Какую оценку казахстанской индустрии красоты Вы бы могли бы дать?

Я считаю, у нас есть над чем работать. И если мастер сделал работу, но она не удовлетворяет параметрам заданной темы, нужно ее отклонять или заставлять улучшать в определенные сроки. А не так: «а, ну давайте, пойдет». Не думаю, что у нас так сильно развит шоу­бизнес или какие­то конкурсы красоты, несмотря на то, что о них говорят. Я считаю, он слабый. Хотелось бы, чтобы была определенная комиссия из людей, которые могли бы просматривать и утверждать на хорошем уровне всю проделанную работу – как в шоу­бизнесе, так и в индустрии красоты. Бывало, мастера делали великолепные работы. Это, как его называют, «старый состав»: Ходжаев, Ходжаева, Чернов и др. Они всегда к чему­то стремились, создавали шедевры. А в сегодняшних молодых мастерах не хватает драйва, который был у наших профессионалов. В этом плане – обидно.

А какие тенденции сегодня можете отметить?

У нас, как таковых, тенденций нет. Есть желание клиента, либо сам мастер может порекомендовать и изменить образ клиента. Раньше, если в моде была стрижка «каре», все повально стригли каре, «гаврош» – значит, у всех на головах был «гаврош». Сегодня стрижки и окрашивания так исчерпаны в работе, что придумать что­то кардинально новое очень сложно. Поэтому тенденций нет, а есть нужный профессиональный подход мастера, который помогает улучшать имидж клиента. В парикмахерском искусстве сложно что­то придумать, потому что направления всегда повторяются.

Что для Вас является источником вдохновения?

Для меня это – музыка. Я обращаю внимание на разные саундтреки, и после прослушивания музыки у меня в голове создаются образы.

Позитивный настрой в течение дня – как удается его сохранить?

Я очень благодарен жизни за то, что мне была послана моя собака, к которой я могу прийти без настроения и, проведя с ней немного времени, вернуться к позитиву. Я ее очень люблю, и даже расставаясь с ней, мыслями всегда рядом.

Были ли моменты, когда хотелось все бросить?

Были, и я уходил. Работал в компании менеджером, но не выдержал, и стал приходить на работу с феном и расческами. Вернулся и понял, что полгода – большой срок, и иногда бывает сложно нагнать то, что упустил. Тяжело вернуться в струю. Но всегда есть люди, готовые в любой момент поддержать меня и дать новый стимул к работе. Сегодня для меня таким человеком стала Бота Купешова – директор центра оснащения «ИДЕАЛ». У нас сложился определенный творческий тандем, благодаря которому создаются новые яркие образы. Как парикмахер, я получаю огромное удовольствие от того, что являюсь технологом «Lakme cosmetics». Мне приятно быть креативным партнером, я могу что­то разрабатывать, имея при этом свободу действий. У нас уходит определенное время на семинары, на работу с моделями, на разработку стайлингов, окрашиваний. У Боты совершенно другой, иной подход к работе технолога. И меня это очень радует и устраивает.

Какую работу предпочитаете больше – подиумную или салонную? Бывали ли курьезные случаи?

 Я в каждой работе получаю удовольствие от того, что я что­то делаю, что­то творю. Не важно, будет это подиумный или салонный образ. Из курьезных случаев был один самый запомнившийся: на голову моей уже готовой модели вылили ведро воды в гримерке. Я так и не понял, кто это сделал.

Что бы Вы посоветовали новичкам парикмахерского искусства?

Ничего не бояться и идти. Даже у меня иногда бывают моменты, когда меня спрашивают «можешь сделать?». Я отвечаю « да, могу, а про себя думаю: я же это не умею делать!». Но я все–таки иду и делаю. И главное – нормальное отношение друг к другу. Всегда нужно уметь учиться друг у друга. Как говорит Алексей Чжен, «желаю, чтобы вы были красивыми, работы тоже были красивыми, чтобы все было красиво!»

Александр, как руководитель салона, поддерживаете ли Вы иерархию в коллективе, или считаете ее неприемлемой?

Я всегда стараюсь быть лояльным. Многие руководители стараются отгородиться, делают свой кабинет. Я – за народность. Я стараюсь быть с народом. Мы стараемся проводить время вместе, разговаривать о жизни, событиях, мероприятиях. И я знаю очень много руководителей, которые придерживаются такой же политики. С каждым годом ты растешь не только как профессионал, но и как личность, как человек. И, наблюдая за другими владельцами салонов, я вижу, как они относятся к своим работникам. И, по большей части, когда руководитель отгораживается от людей, работающих в салоне, отношения складываются довольно прохладные.

Как Вы думаете, какими качествами должен обладать руководитель, чтобы добиться успеха и процветания салона?

Рынок сегодня очень перенасыщен, и, я думаю, нас спасает лояльность, спокойствие, ответственность, быстрота. В коллективе я всегда стараюсь уладить конфликты и примирить сотрудников. К салону я отношусь так, как будто это НАШ дом. Сор из избы стараются не выносить, поэтому, даже если случаются какие­нибудь неурядицы, я стараюсь, чтобы это осталось внутри.

Как Вы считаете, работник какого типа будет наиболее востребован – креативно мыслящий, но не имеющий специального образования, или «классик с корочкой»?

Если у человека идет классическое направление – это хорошо, если он креативщик – это тоже хорошо. Но есть один момент: бывают мастера с отличными дипломами, но не умеющие работать. Я не знаю, как им выдаются эти дипломы, кем они выдаются. А есть мастера без дипломов, самоучки. Но как мастера они – очень хорошие. Я предпочту человека, который хорош как мастер, как личность.

Легко ли Вам дается увольнение сотрудника? Как Вы ищете новых людей?

Были увольнения со скандалами. Было и так, что я выплескивал свои эмоции наружу. Но в основном это простые, обычные разговоры. Я могу сказать о том, что, увольняя человека, с сожалением я расстанусь с тем мастером, который проявлял себя в работе. А с тем, от которого не было толку, я расстанусь легко. В салоне про меня говорят, что если я люблю мастера, я этого не показываю – наоборот, больше остальных его гоняю, а если отношусь равнодушно – значит, и к сотруднику такие же чувства. Новых людей ищу через знакомых, через общение. Очень многие салоны страдают от того, что нет хороших мастеров. На данный момент я благодарен Гуле Ходжаевой, которая привела ко мне двух учеников. Молодые и талантливые, спокойные, я ими очень доволен. Я решил, что теперь я буду брать «сырой» материал и готовить из них мастеров.

Как мотивируете своих сотрудников?

Для них самая огромная мотивация – возможность участвовать в различных конкурсах, шоу­программах, на КФВ. Как только человек попадает за кулисы и поработает хотя бы один раз, он получает какой­то адреналин, хочет идти, стремиться и работать.

Есть ли что­то, о чем Вы сожалеете?

Я жалею только о тех ситуациях, в которых я потерял человека, не успел что­то сказать. Прошлый год у меня был очень насыщен потерями, поэтому порой я думаю: «А почему я это сделал?». Можно очень долго знать человека, а потом из­за какой­то ситуации проходить мимо друг друга как абсолютно незнакомые люди, не имея возможности что­то сказать или объяснить.

Как родные и близкие относятся к Вашей работе?

Отец у меня был против – он всегда хотел, чтоб я пошел по техническому пути. Мама всегда относилась нейтрально. В меня очень верил дядя, он сам по себе спокойный человек и всегда говорил моим родным: «Что вы его тираните, пусть делает, как хочет». Его поддержка была очень сильной, как и поддержка старшей сестры и бабушки. Сегодня меня очень сильно поддерживает младшая сестра и сестра моей мамы, как в профессиональном, так и в личном плане. Это два человека из моей семьи, которые сегодня присутствуют во всех моих сферах.

Как Вы предпочитаете проводить свободное время?

Его у меня нет. Мой график очень сильно забит. Мне не хватает времени на свою собаку, и я стараюсь уделить внимание именно ей. Я очень редко хожу в кино, магазины, кафе. Сейчас я решил посвятить себя работе.

Есть ли у Вас любимое место в доме?

Кухня. Я очень люблю готовить.

Что для Вас вообще значит мода? Красота? Стиль?

Не каждый может позволить себе известный бренд. Но, к счастью, у нас есть наши, казахстанские дизайнеры, которые ничем не хуже европейских. Очень сильные по моде, у каждого из них свое направление и стиль. Мне нравятся многие наши дизайнеры, я с ними в дружеских отношениях и перед всеми преклоняю шляпу. Я считаю, что человек, прежде всего, должен выглядеть чисто и аккуратно, независимо от того, какие на нем вещи. А мода – это дама изменчивая.

Расскажите о тенденциях на ближайший сезон

В плане стрижек – это легкие, плавные переходы, какие­то определенные окрашивания. Меня очень вдохновили новые техники в работе с продукцией компании Lakme. Со стороны они кажутся легкими, но на самом деле на них нужно набивать руку. Основная тенденция – легкие блики. Думаю, в любом случае тенденции зависят от самого мастера: кто к чему привязывается, кому что нравится. Мы ожидаем визит Видала Карлоса из Испании с семинарами, которые, как я думаю, помогут всем желающим перенять опыт и выделить какие­то свои основные тенденции. Думаю, самое важное в нашей работе – результат и профессионализм, вне зависимости от тенденций.

Беседовала Полина Чепурнова

Академия Стиля - В мире индустрии красоты COPYRIGHT © Since 2003